Make your own free website on Tripod.com
Авторы
Темы, проблемы, понятия, концепции
Течения, движения, идеологии
Аналитические статьи
Страны, эпохи
Другие сайты
Карта сайта Форум Гостевая книга
Почта

Главный вход >> Авторы >> Брюсов

Валерий Яковлевич БрюсовВалерий Яковлевич Брюсов

(1(13).12.1873-9.10.1924)


Родился в купеческой семье. Отец увлекался литературой и естественными науками. Брюсов в 1893-99 учился на историко-филологическом факультете Московского университета В 1896 женился на Иоанне Матвеевне Рунт. В 1894-95 Брюсов выпустил три сборника «Русские символисты», состоящих из его собственных переводов из французских символистов и произведений некоторых начинающих поэтов. «Chefs doeuvre» («Шедевры»,1895), «Me eum esse» («Это я», 1897) и сборник переводов из П. Верлена «Романсы без слов» (1894). Книги стихов 1900-09 «Tertia vigilia» («Третья стража»,1900), «Urbi et orbi» («Городу и миру»,1903), «Stephanos» («Венок», 1906), «Все напевы» (1909),сборник «Зеркало теней» (1912).

Во второй половине 1890-х гг.знакомство с К. К. Случевским, Д. С. Мережковским, З. Н. Гиппиус, К. Д. Бальмонтом, Н. М. Минским, К. М. Фофановым, Ф. К. Сологубом и др. В 1899 он становится одним из организатором и руководителей издательства «Скорпион», издал альманах «Северные цветы» (вып. 1-5, 1901-11) . В 1904-09 был фактическим редактором журнала «Весы», написал теоретические статьи: «Ключи тайн»(1904), «Священная жертва»(1905), и др., критические статьи и рецензии, собранные в книге "Далекие и близкие". Статьи и заметки о русских поэтах от Тютчева до наших дней» (1912). После закрытия «Весов» (1909) с сентября 1910 возглавлял литературно-критический отдел в журнале «Русская мысль» (под редакцией П. Б. Струве),
Писал политические обзоры в журнале «Новый путь». Романы «Огненный ангел» (1907-08) и «Алтарь победы» (1911-12) , сборники стихов «Семь цветов радуги»(1916), «Девятая Камена».
Побывал на фронте военным корреспондентом.
Знакомство в 1898 с редактором журнала «Русский архив» П. И. Бартеневым.Работы Брюсова о Ф. И. Тютчеве, А. С. Пушкине, Н. В. Гоголе, художественные переводы (античные авторы, Данте, Дж. Байрон, И. В. Гете, Э. Верхарн, Э. По, П. Верлен, С. Малларме, М. Метерлинк, О. Уайльд, армянские поэты и др.). В 1917-19 возглавлял комитет по регистрации печати, заведовал Отделом научных библиотек и литературным отделом Наркомпроса, занимал ответственные посты в Государственном ученом совете, Госиздате и др.; читал лекции в 1-ом МГУ, В 1920 вступил в Компартию, организовал в 1921 Высший Литературно-художественный институт и был его первым ректором, преподавал в Коммунистической академии, в Институте слова. Последних стихотворные сборники «Дали» (1922), «Mea» («Спеши»,1924).

Символисты и Брюсов (по В. Ф. Ходасевичу)

Яков Фельдман

(«Некрополь» СПб Азбука – классика 2001)

С точки зрения теории уровней (ТУ) символизм как социальное движение это 1,7. (В этом смысле - AdMarginem– попытка восстановить его в чистом виде. История повторяется. Первый раз как трагедия, второй раз как фарс.)

Покажем это по тексту. Далее текст Ходасевича и только в скобках – номера уровней и комментарий к ним.

(с.39) Провозгласив культ личности (то есть отрицание общества – не 2, не 4, не 6 не 8) символизм не поставил перед ней никаких задач (не 3) кроме саморазвития (7). Но как, во имя чего (не 4) и в каком направлении (не 4) он не предуказывал и предуказывать не хотел да и не умел (не 4, не 6). От каждого вступавшего в орден (а символизм в известном смысле был орденом) требовалось лишь непрестанное горение, движение, - безразлично во имя чего. Все пути были открыты с одной лишь обязанностью идти как можно скорей и как можно дальше (3?).Это был единственный, основной догмат. Можно было прославлять и Бога, и Дьявола (не 2, ниже 2, то есть 1). Разрешалось быть одержимым чем угодно, требовалась лишь полнота одержимости (1!) Отсюда лихорадочная погоня за эмоциями, безразлично за какими (1). Все переживания почитались благом, лишь бы их было много и они были сильны. В свою очередь отсюда вытекало безразличное отношение к их последовательности и целесообразности (не 3, не 6). Личность становилась копилкой переживаний, мешком, куда ссыпались накопленные без разбора эмоции – «миги», по выражению Брюсова. «Берем мы миги их губя». Непрестанное стремление перестраивать мысль, жизнь, отношения, самый даже обиход (777) по императиву очередного переживания (1) .

В.Я. Брюсов – по уровням 346 (покажем это ниже). Как видно в нем нет 17, он «символист», не по душе, по службе. Вычислив (6) необходимость символизма он решил занять в нем роль лидера (4) и этого добился (3).

(Далее Ходасевич, в скобках мои номера уровней)

(с. 55) Брюсов тщательно разбирал то, что ему читали (6). Разбор был чисто формальный (6) Смысла стихов он отнюдь не касался (6, не 1, не 8) и даже как бы подчеркивал, что смотрит на них как на ученические упражнения, не более (3). Это учительское отношение (3,4)… оно сохранилось у Брюсова навсегда. Разбирать стихи самого Брюсова было не принято. (3, 4). Они должны были восприниматься как заповеди (4). Брюсову хотелось создать движение и стать во главе его (3,4). Создание фаланги и предводительство ею, тяжесть борьбы с противниками,… он основал «Скорпион» и «Весы» и самодержавно в них правил (3, 4). Он вел полемику, заключал союзы, объявлял войны, соединял и разъединял, мирил и ссорил, управляя многими явными и тайными нитями (4). Чувствовал он себя капитаном некоего литературного корабля и дело свое делал с великою бдительностью. К властвованию кроме природной склонности (3) толкало его и сознание ответственности (4) за судьбы судна. Иногда экипаж начинал бунтовать. Брюсов смирял его властным окриком (3)  Но иной раз принужден был идти на уступки конституционного характера (4). Затем, путем интриг (3) внутри самого парламента умел его развалить и парализовать (3) От этого его самодержавие (3) только укреплялось. Чувство равенство было Брюсову совершенно чуждо (не 2). … Мещанин не в пример легче спину (3) чем аристократ (6) или рабочий (2) Зато и желание при случае унизить другого (3) обуревает счастливого мещанина сильнее чем рабочего или аристократа.

«Всяк сверчок знай свой шесток» (4) «Чин чина почитай» (3,4). Эти идеи заносились Брюсовым в литературные отношения прямо с Цветного бульвара. Брюсов умел или командовать или подчиняться (3)

Проявить независимость означало раз и навсегда приобрести врага в лице Брюсова (3, не 6, не 7, не 8, не 5).  Молодой поэт, не пошедший к Брюсову за оценкой и одобрением, мог быть уверен, что Брюсов никогда ему этого не простит. Пример – Марина Цветаева.

Стоило возникнут дружескому журналу, в котором руководство принадлежало не Брюсову, тотчас издавался декрет о воспрещении сотрудникам «Скорпиона» участвовать в этом издании или журнале … в «Грифе», в «Искусстве», в «Перевале».

Власть нуждается в декорациях. (4) она же родит прислужничество (3). Брюсов окружал себя раболепством (3) и, увы, находил подходящих людей. Его собственные появления были обставлены театрально (4) В ответ на приглашение он не отвечал ни да ни нет, предоставляя ждать и надеяться. … Каждый старался показать, что ему намерения Брюсова известнее чем другим, потому, что он стоит ближе к Брюсову. (3) Наконец Брюсов являлся. Никто с ним первым не заговаривал. Ему отвечали, если он сам обращался (3, 4). В нем как-то сочетались изысканная вежливость (6?) впрочем, формальная (4!) с любовью к одергиванию, обуздыванию, запугиванию (3). Те, кому это не нравилось, отходили в сторону, остальные составляли послушную свиту (3, 4), которой Брюсов не гнушался пользоваться для укрепления влияния, власти и обаяния (3, 4). Доходило до анекдотического раболепства (3, 4).

Он не любил людей, потому что, прежде всего, не уважал их (3, не 6). Женщины брюсовских стихов похожи друг на друга как две капли воды. Это потому, что он ни одной не любил, не отличал, не узнал (не 2, не 8). Возможно, что он действительно чтил любовь, но любовниц своих он не замечал. «Мы как священнослужители, творим обряд…» (4) Слова страшные, потому что если обряд, то решительно безразлично с кем (4). «Поклоняйся искусству – только ему, беспредельно, бесцельно…» (4) «Я хочу, чтобы в истории всеобщей литературы обо мне было две строки. И они будут.» (3)

В азартные игры Брюсов играл не то, чтобы робко, но тупо, бедно – обнаруживая отсутствие фантазии, неумение угадывать, нечуткость к тому иррациональному элементу (не 5), которым игрок в азартные игры должен научиться управлять, чтобы повелевать ему, как маг умеет повелевать духами. Перед духами игры Брюсов пасовал (не 5). Ее мистика была ему совершенно недоступна, как и всякая мистика (не 5, не 7, не 8).

Он всегда проигрывал и сердился за то, что ходил в лесу там, где другие умели видеть. … а он не видел, не слышал. (не 5, не 7, не 8)

Зато в игры коммерческие, в преферанс, винт, он играл превосходно, смело, находчиво, оригинально (666). В стихии расчета он умел быт вдохновенным (6). Процесс вычислений доставлял ему удовольствие (6). В шестнадцатом году он мне признавался, что иногда ради развлечения решает алгебраические и тригонометрические задачки по старому гимназическому учебнику (6). Он любил таблицу логарифмов (6) Он произнес целое похвальное слово той главе в учебниках алгебры, где говорится о перестановках и сочетаниях. (6) В поэзии он любил те же перестановки и сочетания. (6).

Он страстною, неестественною любовью любил заседать (4),  особенности председательствовать (3). Заседая – священнодействовал (4).

В эпоху 1907-1914 года он заседал по три раза в день, где надо и где не до. (4) Демократию Брюсов презирал (3 и 4, не 2, не 5). Всякий абсолютизм казался ему силою созидательной, охраняющей и творящей культуру (3, 4, 6) В коммунизме он поклонялся новому самодержавию, которое с его точки зрения было пожалуй и лучше старого, так как Кремль все-таки оказался лично для него доступнее чем Царское Село (3, 4). Брюсову представлялось, возможным прямое влияние на литературные дела, он мечтал что большевики откроют ему возможность направлять литературу твердыми административными мерами. (3, 4) Он изо всех сил заседал и заведовал… (4)


Авторы
Темы, проблемы, понятия, концепции
Течения, движения, идеологии
Аналитические статьи
Страны, эпохи
Другие сайты

privacy